Информационный портал Советского района г. Новосибирска
Ежедневное интернет-издание Советского района г. Новосибирска. Самые свежие новости. Полная картина новостей и основных событий района.

Война и музы

Новосибирский поэт Валентин Иванов рассуждает о Великой Победе, поэзии и современности.

Иванов ВалентинСемидесятилетний юбилей Великой Победы – каждую букву этой фразы хочется сделать заглавной. Подумать только, сколько праздничных речей подготовлено и произнесено за эти годы к праздникам Победы 9 мая, сколько их прозвучало к юбилеям за эти 70 лет. Сменились не раз поколения. Многие ли из нас помнят, чем отличались эти речи полвека назад от тех, что звучат сейчас? Разницу подсказывает логика: когда-то они произносились впервые, и говорили их не только партийные лидеры, но и непосредственные участники тех страшных сражений, в которых полегли миллионы лучших из нас.  Пусть речи простых солдат-фронтовиков и бывали порою нескладными, но в искренности их сомневаться не приходилось, а за конкретными фактами и именами фронтовикам не нужно было мучительно копаться в памяти, настолько свежи и глубоко впитаны в память были эти роковые и величественные события.

Уже через 30 лет после окончания войны зазвучали новые слова и оттенки. Вот первые впечатления войны передаёт нам Юлия Друнина, боец 667-го стрелкового полка:

«Я только раз видала рукопашный,

Раз наяву. И тысячу — во сне.

Кто говорит, что на войне не страшно,

Тот ничего не знает о войне

 . . . . . .

Я ушла из детства в грязную теплушку,

В эшелон пехоты, в санитарный взвод.

Дальние разрывы слушал и не слушал

Ко всему привыкший сорок первый год.

 

Я пришла из школы в блиндажи сырые,

От Прекрасной Дамы в «мать» и «перемать»,

Потому что имя ближе, чем «Россия»,

Не могла сыскать».

Еще более яростные и пронзительные стихи напишет поэт Семён Гудзенко, ушедший на войну добровольцем:

«Когда на смерть идут – поют,

а перед этим можно плакать.

Ведь самый страшный час в бою –

час ожидания атаки.

Снег минами изрыт вокруг

и почернел от пыли минной.

Разрыв – и умирает друг.

И значит – смерть проходит мимо.

Сейчас настанет мой черёд,

За мной одним идёт охота.

Будь проклят сорок первый год,

и вмёрзшая в снега пехота.

Мне кажется, что я магнит,

что я притягиваю мины.

Разрыв – и лейтенант хрипит.

И смерть опять проходит мимо.

Но мы уже не в силах ждать.

И нас ведёт через траншеи

окоченевшая вражда,

штыком дырявящая шеи.

Бой был короткий. А потом

глушили водку ледяную,

и выковыривал ножом

из-под ногтей я кровь чужую».

Но затем, через эти 30 лет зазвучат другие голоса. Великий поэт России, фронтовик Булат Окуджава, не слишком любивший говорить о войне восторженно и возвышенно, напишет о войне совсем иные, лирические строки:

«Громких гимнов, видит Бог, я не пел окопной каше.

От разлук не зарекаюсь и фортуну не кляну…

Но на мягкое плечо, на вечернее, на ваше,

Если вы не возражаете, я голову склоню»

Для многих из нас совершенно неожиданным явлением стало то, что одни из лучших, а может и самые лучшие стихи и песни о войне, от которых выступали слёзы на глазах ветеранов, были написаны Владимиром Высоцким, который в годы войны еще даже в школу не ходил. Слава этого поистине народного поэта давно перешагнула границы нашей страны. На сегодняшний день опубликованы 6536 переводов стихов и песен Высоцкого на 154 языка мира (в их числе весьма редкие – вепсский, каталонский, македонский, саамский, фламандский, лапландский). В истории человечества существует лишь одна книга, переведённая на большее число языков – Библия. Известны более тысячи переводов его стихов только на английский язык. Цикл военных песен Высоцкого занимает центральное место в его творчестве:

«Наши мертвые нас не оставят в беде,

            Наши павшие – как часовые.

            Отражается небо в лесу, как в воде,

            И деревья стоят голубые»

Владимир Высоцкий был первым из советских поэтов, кто имел смелость написать правду о штрафбатах, когда об этом даже говорить было небезопасно:

« Считает враг – морально мы слабы.

За ним и лес, и города сожжёны.

Вы лучше лес рубите на гробы –

В прорыв идут штрафные батальоны».

Подрастают новые поколения – наши дети и внуки. Что они, родившиеся после войны, знают, что они думают о той страшной войне? Я написал своё впечатление об этом:

 

ЧТО МЫ ЗНАЕМ О ВОЙНЕ

Всё реже снятся посвисты снарядов,

Всё глуше тех, военных лет гроза,

Всё меньше переживших дни блокады,

Кто нам бы смог об этом рассказать.

 Гордились мы, что наше поколенье

Жило не зная ужасов войны,

Но Будапешт и Прага дали зренье

Увидеть фальшь стандартов тех двойных.

 

 Потом Афган и тысячи убитых,

И вот террор явил своё лицо:

Будённовск, ставший раною открытой,

«Норд-Ост» и запах газа пред концом.

 

Кошмар Беслана не пройдёт с годами,

И дети, пережившие беду,

Вновь шепчут помертвевшими губами:

«Я больше, мама, в школу не пойду!..»

 

Нам память сохранила и поныне

Картины из военных кинолент,

Как шли, чеканя шаг, по Украине

Немецкие солдаты группы «Центр».

 

Хатынь в Одессе, пламенем объятой,

И крики: «Москаля ты подогрей!».

Горят, горят славянские ребята

Под хохот полупьяных дикарей.

 

Славянск и Краматорск пока живые,

Но гарью затянулась вся страна.

Трубят нам сбор горнисты полковые,

Поскольку не окончена война.

 

В этом стихотворении я пытаюсь дать ответ на главные вопросы: «Чем для нас является эта война сегодня? Насколько актуальна она сейчас для нас, наших детей и внуков?». Ответы на них не для всех очевидны. Не так давно на страницах сетевого альманаха «Лебедь» происходила моя дискуссия с писателем Владимиром Батшевым, издателем журнала «Литературный европеец» в Германии, который заявил: «Немецкий солдат принёс в Европу и Советский Союз культуру и идеалы свободы…». Культура, по словам этого «писателя» проявлялась, например, в том, что в ранце немецкого солдата всегда лежали презервативы и флакончик с марганцовкой для предохранения от венерических заболеваний, в то время как советский солдат о презервативах большей частью и не слышал. После того, как я в стихах назвал его подонком, этот писатель заявил, что он подаст в суд на редактора за то, что он поместил мои материалы на страницах альманаха.

Война, действительно, не окончена. Недавно я прочитал, что конгресс США выделил дополнительно 15.6 миллионов долларов на идеологическую войну с Россией. В чем же цели этой войны?  В одномс: убедить народы в том, что Россия не победитель в этой войне, а агрессор, ничем не отличающийся от нацистской Германии. Мы же должны задать себе простые вопросы: «Если завтра война, если враг нападёт…», пойдём ли мы защищать своё Отечество, или будем повторять слова, которые произносили перед самой войной в 1941-м году некоторые «интеллигенты» типа Батшева: «Немцы культурная нация. Зачем воевать против них? Вместо голода и нищих колхозов у каждого из нас будет сочный бифштекс, баварское пиво и личный автомобиль». Но и это не ново. Вспомним, что написано в древней Торе. Когда Моисей вывел евреев из египетского плена в пустыню, и у них кончилась еда, некоторые из них возопили: «Зачем ты нас привёл сюда? Да, там наших детей насильно забирали от матерей в войско фараона, и мы должны были целыми днями работать на постройке пирамид, зато мясо в котлах у нас было каждый день и хлеба было без счёта…». Не такие ли слова  говорит нам сегодня Владимир Познер, который сравнивает Сталина с Гитлером, а единственное отличие маршала Жукова от Геббельса находит в том, что первый был полководцем, а второй – рейхсминистром пропаганды? Да, мы знаем, что ни Гарри Каспаров, ни Людмила Алексеева, ни Андрей Макаревич даже 30 лет тому назад не записались бы добровольцами на фронт, случись война. Но мы должны помнить, что Рим пал оттого, что сытые и охочие до зрелищ граждане Римской империи не захотели выйти на защиту крепостных стен, когда пришли варвары, а послали туда рабов.

Спросите себя: «Мы не рабы?».

Война меняет свой лик. Теперь для того, чтобы убить десятки людей зараз, не обязательно проходить ежедневные изнурительные подготовки спецназа. Оператор дрона из Калифорнии может управлять боевой машиной, практически невидимой для радаров. Он напоминает пацана-переростка, который играет в танчики – тощий, яйцеголовый, в очках. Он может быть даже в инвалидном кресле, но одним нажатием кнопки на пульте, напоминающем игровую приставку, он выпускает смертоносную ракету, которая уничтожает дом целиком. Вы слышали когда-нибудь о том, чтобы судили оператора дрона, который «по ошибке» вместо террориста уничтожил беременную женщину, стариков и детей? Я не слышал, но я читал, что когда в Афганистане он уничтожил свадьбу, в которой погибли десятки мирных жителей, американский генерал «выразил сожаление». И эти люди пытаются учить нас морали и демократии.

Валентин Иванов

Вам также может понравиться