Информационный портал Советского района г. Новосибирска
Ежедневное интернет-издание Советского района г. Новосибирска. Самые свежие новости. Полная картина новостей и основных событий района.

Спектакль «Три сестры»: язык жестов, ряженые и селфи-палка

Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Театр «Красный факел» покажет премьерный спектакль «Три сестры» в Новосибирске с 11 сентября. О представлении на языке слабослышащих, айфонах в пьесе Чехова  и трудоемкой работе артистов рассказала корреспондентка Sovok.info, которая побывала на предпоказе спектакля.

Постановка «Три сестры», прежде всего, необычна тем, что идет при помощи жестов — это не спектакль для слабослышащих, но спектакль на их языке с субтитрами на большом экране.  Известный по постановкам «Онегин» и «Тангейзер» режиссер Тимофей Кулябин объяснил это стремлением погрузить зрителя в беззвучный мир театрального повествования: «Я хотел попробовать определенным образом исключить из зоны восприятия зрителей один из ключевых элементов — речь; словно отделить зрительный зал от сцены звуконепроницаемым стеклом».

Первые репетиции начались ещё в декабре 2013 года. Работа артистов потребовала огромной отдачи: сложно было даже не выучить текст на языке жестов, но «произносить» его. По словам режиссера, актерам не сразу удалось одновременно говорить и ходить, говорить и держать в руках какой-то предмет. Они ни на секунду не прекращали действия, для чего внутри декораций было спрятано ещё пять экранов с титрами. Субтитры также воспроизводились «вживую», двумя операторами. «Это сложный механизм, который построен по миллиметрам, по секундам», — пояснил Кулябин.

Репетиция спектакля

И действительно, с первой секунды зритель включается в действие: Ольга (Ирина Кривонос) заправляет постель, доктор (Андрей Черных) играет в шахматы с бароном (Антон Войналович), а Ирина (Линда Ахметзянова) подпевает клипу Майли Сайрус. Здесь слышны только жесты, отзвуки соприкосновения с внешним миром: стук по столу, шаги, звук свистка. Герои тоже звучат, но не говорят— из гортани выходит легкий смешок, непроговоренное слово, стон разочарования. Они ставят на зарядку айфоны и делают селфи, в то же время ожидая ряженных и устраивая дуэль. Время не определено, и даже часы покойной матери сестер ломаются, окончательно разрывая временные рамки. Бесконечный, повторяющийся из века в век цикл, — и в нем так ненавистная Чехову пошлость и обыденность жизни, из которой не может выбраться человек.

Стены дома обозначены белыми линиями на полу, поэтому для зрителя зримых стен нет: он видит, как переодевается Наташа (Клавдия Качусова), рыдает Ирина, играет на скрипке Андрей (Илья Музыко). Герои бродят по комнатам, говоря на своём, незнакомом нам языке, замирают на одном месте, хоть и могут перешагнуть через невидимое препятствие. Рассредоточенные в разных частях комнаты, они не всегда обращают внимания на тех, кто не включен в беседу. Всё это напоминает компьютерную игру «The Sims»: персонажи рандомно ходят по дому, периодически высказывая то, что приходит им в голову, а зритель смотрит на этот игрушечный обнаженный мирок. Точно так же они не живут, а проживают свою жизнь: наполняя себя мечтами и устремлениями, чеховские герои на деле стоят на месте. Они всё так же грезят о Москве, они несчастно любят одних и тех же людей, они говорят одни и те же слова — и сложно поверить, что в эти четыре акта уместилось не меньше пяти лет их жизни.

Статичный, тихий мир героев постоянно что-то разрывает: то это Наташа, которая яростно топчет ногами по полу и колотит служанку, то пьяный доктор, рушащий свою комнату, то Ферапонт (Сергей Новиков) — обычный сторож, который с трудом понимает язык жестов. Он говорит, говорит словами и предложениями и, почему-то, оказывается лучшим собеседником для Андрея: именно ему, а не сестрам, он жалуется на жизнь. Ферапонт, по-простому смеющийся над причудливым языком хозяина, не только своего рода драйв для соскучившегося по диалогам зрителя. Он ещё и представитель иного мира — мира, открытого к тому, чтобы услышать другого человека.

Зачастую глухота героев кажется мнимой: вроде бы язык жестов настоящий, вроде бы они совсем разучились говорить… Но почему же тогда они слышат музыку? И почему совершенно не слышат друг друга, общаясь на одном языке? Андрей не обращает внимания на то, что ему изменяет жена, равно как и Ольга не хочет слышать, насколько больно её замужней сестре Маше (Дарья Емельянова) любить другого мужчину. И лишь недоступная музыка, громкая и светлая, шепчет сестрам о том, что во всём этом есть какой-то смысл.

Тимофей Кулябин не открывает зрителю новых интерпретаций «Трёх сестер»: как заметил сам режиссер, этот спектакль является классическим и неизмененным. Однако постановка дает новый способ взглянуть не просто на Чехова, но и на мир постановок в принципе — мир, лишенный слова и читаемый в нескольких жестах; мир неровный, непривычный и потому местами отталкивающий.

Огромное значение здесь придаётся атмосфере спектакля: именно она является ключом к пониманию и даже принятию всех четырех часов просмотра. На первом месте — не фабула и не сюжетные перипетии. Главное — способ подачи информации, новая возможность погрузиться в пьесу столетней давности. И именно поэтому идти на спектакль стоит либо тем, кто любит искусство в целом, либо тем, кто любит творчество Антона Павловича (или самого режиссёра) в частности — потому что сложно погрузиться в эту атмосферу, заранее не питая симпатии к представляемому.

Нелегко провести в кресле театра четыре часа, но они оправдывают себя — когда три сестры, только что пережившие потери и расставания, начинают танцевать. Они делают это алогично, резко, с громким хохотом бегая по сцене. «Придет время, все узнают, зачем все это, для чего эти страдания, никаких не будет тайн, а пока надо жить», — говорит Ирина, у которой только что убили жениха. На деле никто не произносит ни слова, но ломкие жесты и гортанные стоны заставляют рваться наружу боль и желание жить — рваться в столь же алогичной и безмятежной манере, которую зачастую подавляет в себе человек. Глядя на них, хочется замереть в таком же полупустом пространстве и задуматься — живем ли мы сами? Или же бегаем по игрушечному дому, замкнувшись в своих мечтах и желаниях? Ведь самое страшное для зрителя — узнать в герое чеховской постановки себя: героя уставшего, заблудшего и опошлившего (в понимании великого драматурга) свое существование.

Алёна Литвиненко

афиша

Фото официального сайта театра “Красный факел”

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.
Вам также может понравиться