Информационный портал Советского района г. Новосибирска
Ежедневное интернет-издание Советского района г. Новосибирска. Самые свежие новости. Полная картина новостей и основных событий района.

Что спиливают спелеологи?

В феврале новосибирские экологи завершили вторую экологическую экспедицию в алтайскую пещеру Тут-Куш. В течение пяти дней члены Экоклуба НГУ вынесли на поверхность около 100 кг мусора. Наш корреспондент пообщался с участником экспедиции, первокурсником ММФ НГУ Артемом Головиным.

– Артем, откуда у математика интерес к подземельям?

– До того, как поступил на мехмат, я и понятия не имел, что в Сибири существуют пещеры! Прошлой осенью познакомился в Академгородке с Ильей Ватником, он-то мне и предложил спуститься под землю. Я охотно согласился, поскольку обычный турпоход отнимает несколько недель, а экспедиция спелеологов – 4-5 дней. Так я оказался в Хакасии. Хотя и на территории Новосибирской области есть пещеры. Но, честно сказать, в них вряд ли подсядешь на спелеологию – настолько они маленькие и неглубокие! (улыбается).

– Сложно ли добраться до Туткушской пещеры?

Пещеры доступны, прежде всего, для знающих людей. Тут-Куш находится в Чемальском районе, в верховье реки Куюм, примерно в семи километрах от села Урлу-Аспак. До него можно доехать на такси, а дальше – либо пешком, либо на тракторе. Но потом от дороги всё равно метров 600 идти на своих двоих с грузом. К слову, вес багажа зависит от степени опытности туриста: чем опытнее человек, тем меньше вещей берет с собой (улыбается).

В пещерах очень красиво – повсеместно различные натёчные образования, выступы горных пород. Встречается уникальная живность: летучие мыши, ракообразные, членистоногие. В той же Туткушской пещере потрясающие озёра. Правда, в конце января из четырёх мы обнаружили только одно. Видимо, вода там циклично перемещается в системе грунтовых вод.

– Летучую мышь впервые в пещере увидели?

– Нет, ну что вы! Но на земле я наблюдал только летящие комки. А разглядел мышей только в пещере. Они совсем небольшие: Сибирь – суровая территория для зимовки летучих мышей. Знаю, что в крымских пещерах эти животные гораздо крупнее, их там и несравненно больше.

– А в какой пещере вам хотелось бы побывать?

– В самой глубокой пещере мира – Крубера-Вороньей. Это в Абхазии. Воронья для спелеологов – как Эверест для альпинистов: неподготовленный человек даже не сможет спуститься в неё.

– Насколько сложна физподготовка у спелеологов?

– Всё зависит от ваших намерений. Для того, чтобы «пойти погулять», достаточно просто собрать толпу. А показать, как обращаться со снаряжением, можно уже непосредственно на месте. В сложных пещерах требуется сила и ловкость. В некоторых местах если не подтянешься пять раз на одной руке, то далеко не продвинешься. Кроме того, спелеологи должны быть очень стрессоустойчивыми. Если у тебя клаустрофобия, какой смысл лезть в пещеру?

В общем, техника безопасности превыше всего! Или, проще говоря, будь осторожен! Хотя, если честно, спелеология – не самое опасное дело. За последние полвека в пещерах погибли меньше ста человек.

Я предлагаю друзьям и знакомым сходить в пещеру одной простой фразой: «Идём, это прикольно!». Пещера – отличная возможность испытать себя. В Туткушской пещере есть стометровый отрезок «Блины». От пола до потолка – полметра высоты. И по дну река течёт. А после «Блинов» ещё есть узкая узость, а посредине – треугольный камень «Яйцегрейка». Вполне себе говорящее название. А вот за ним – «Сказочный подарок», третий по величине грот в Сибири! Его высота 20 м, ширина 10-20 м, длина 180 м.

– Что делать, если разбился или сел фонарь?

– Достать запасной фонарь. У каждого обязательно с собой два фонаря, и оба – безотказные. Севшие батарейки меняешь в свете товарища. Хотя это редкость: современных светодиодных фонарей хватает на 8 часов работы.

– Пользуются ли спелеологи картами?

– Игральными – частенько! (смеётся). А если серьёзно – то, безусловно, карта всегда при тебе. Другое дело, что опытные спелеологи в неё редко заглядывают, ориентируясь по ходу движения.

– Часты ли конфликты на маршруте?

– Все прекрасно понимают, что даже небольшая ссора до добра не доведёт. Поэтому стараются быть максимально сдержанными.

– Чем питаются спелеологи?

– Обычно берём с собой фасоль и крупы: рис, гречку. Тушёнку, чай – само собой. Также непременный спутник спелеолога – «Сникерс». Вкусности и сладости поддерживают уровень глюкозы в организме. Головокружения – не самая приятная штука, я вам скажу.

«Доширак» брать с собой бессмысленно: он не калорийный! А вот сухофрукты нужны, это кладезь витаминов. Помню, пришли после работы в палатку – уставшие, голодные. 30-летний коллега съел полгорсточки кураги – и полный порядок, он сыт! А у меня растущий организм, на аппетит не жалуюсь.

– А нужен ли спелеологам «допинг»?

– Конечно! (смеется) И чем крепче, тем лучше. Тащить с собой слабоалкогольные напитки просто не имеет смысла.

– Но ведь очень многие девушки говорят: «Я водку не пью!».

Артём. – В пещере будет пить! Хотя отмечать и праздновать в пещере особо нечего – если это не день рождения, конечно. Я как-то находил под землёй сгнившую еловую ветку – видимо, кто-то справлял в пещере Новый год. А что – экзотично и романтично!

– Сколько мусора осталось в Туткушской пещере?

Артём. – Много! Наверное, еще полтонны будет…Мы давно хотели демонтировать самую старую лестницу, трухлявую, с торчащими ржавыми гвоздями. И на этот раз спилили её, разобрали и вынесли!

– Когда спелеологи что-то спиливают – это звучит жутковато…

– А когда ломают – сталактиты, к примеру, – это выглядит просто ужасно!

– Признайтесь, для студента мехмата экология и спелеология – это просто хобби?

– Вы знаете, а для меня мехмат в пещере – хобби! Если честно, я мечтаю стать авиатором. Осенью буду снова поступать в лётную школу в Питере.

 

Юрий Татаренко  

Фото Ильнара Салахиева

Вам также может понравиться