Я бы в сталкеры пошел…


Наш литературный обозреватель Юрий Татаренко сделал очередное открытие: он выяснил, что на поэтическом небосклоне зажглась новая звезда.

CREATOR: gd-jpeg v1.0 (using IJG JPEG v62), default quality

Агата Рыжова

Недавно ездил в Кемерово, выступал в Доме литераторов Кузбасса. Обменялись книжками с местной молодой поэтессой Агатой Рыжовой. Ее 30-страничный сборник заинтересовал меня уже одним своим названием – «Путеводитель для сталкера». Авторский посыл не требует особых разъяснений: настоящий поэт всегда уводит читателя в свои бескрайние, таинственные, им самим не до конца изученные, миры. Приглашение Агаты Рыжовой зайти на новую территорию я принял без раздумий – и теперь рекомендую данный «Путеводитель» всем своим знакомым: путешествие оказалось весьма увлекательным.

Открывает книгу программное заявление. «Так и бродишь по миру, \ вещей не касаясь рукой, \ проходя сквозь витрины, доктрины, людей, облака. \ Сочиняешь карманное счастье, фантомную боль» …  Идешь вслед за поэтом, не заметив острого угла неточной рифмы «рукой – боль»: такова сила экспрессии нахлынувшего на тебя мира без границ. Это ли не цель желанная?  –

Безутешно сгорая, чадить разных чуд,
Примеряя лицо то Христа, то иуд –
Выбирать наудачу.
Не ходить на поклон к пустозвонным  рублям.
Потерявши царя, по чужим королям –
Никогда не заплачу.

 Рубли-пустозвоны – это находка. Сулящая удачу сталкеру. Надо только не терять головы, здесь сплошь и рядом происходят внутренние катастрофы такой силы, что стёкла бьются: «Витринами брызжет сердечная Хиросима»! И смешиваются звуки и краски – «Обмакнулись деревья в капельный звон», а «Буква кровавым побегом растет на бумаге»…

Кредо сталкера не ново – ты должен начать все с чистого листа. Он говорит тебе:

«Я не помню значения слов, \ не пойму, что такое успех». И вы понимаете оба: мир предстоит создать заново. И совсем не страшно, если это будет мир тишины. Покой и воля, как все мы помним, есть замена счастию.

Сталкер Агата Рыжова – повелитель времени. Один поворот головы – и ночь исчезает бесследно:

Разливает закат свой малиновый сок по стеклу.
Начинается день.
Я проснусь от мобильной икоты…

Небесспорный поэтический тезис «Тишина это траур по времени. Тишина – это лучшее в нас» в стихах Агаты Рыжовой находит свое лирическое продолжение. «А давай помолчим искренне – \ может, хватит смотреть искоса?» Отрадно, что молчание это – наполненное.

Придумать бы такое слово,
чтоб сочетать в одном флаконе
две жидкости несовместимых,
две стороны одной луны.

Кто же уходит в сталкеры? Как становятся ими? Ясное дело, не с бухты-барахты. «Я себя искричала», «я сама себе праздник, снегурочка и оливье», «всё, что я знаю о жизни – шрамами в теле моем», и этого признания 25-летней Агаты Рыжовой – предостаточно. А сколько в поэте жизненной силы – дух захватывает: «Я обнимаю планету – некуда деть свои руки»…

 Путеводитель для сталкера – несколько общих фраз:

Что не убьет, то фатально изменит нас.
Поступь моя легка, надменность в разрезе глаз.
Гибкими станем мы, как вода, и вечными, как алмаз.
Всё, что я знаю о жизни: больше не будет нас…

Не будет нас прежних – это же здорово! Стихотворение написано – перерождение состоялось. Страдания, разочарования, поиски смыслов – плодятся и множатся отчаянно, не ведая стыда. Вот и еще одна разлука будет без печали. «Так что иди себе, милый, – я тебе не по словам». Какое счастье, что это напутствие – не тебе! А что же звучит в твой адрес? «Ступай нежнее, \ вообще – ступай!». Хорошо сказано. Будет исполнено!

Пройти можно любой лабиринт – тем более, когда впереди уверенный в себе сталкер. Это только «Любовь к человеку, как небо – вовек не проходит». А имя человека, которого любишь, называть вслух вовсе необязательно. Даже для сталкеров есть свои заповедные места – в сердце, между строчек, под облаками…

И вот что еще не может не радовать: прощальный монолог сталкера и поэта Агаты Рыжовой – «обещает встречу впереди»:

Ничего мне, Господи, не давай – ни мужчин, ни денег.
Пропадаешь в них, будто в шахте гниёшь рабочим.  
Мне так нравится слово модное – неврастеник.
А с деньгами я буду плохим неврастеником, Отче.
 Так что, Господи, ничего – ни фольги, ни фальши.
А дорогу – дай поизвилистей, о Верховный Зодчий!  
Я в пути разберусь, непременно пойму – как дальше…
Я когда-нибудь всё пойму –
И вернусь к тебе, светлый Отче.  

Прошедший хоть немного вместе со знающим путь и цель – сам становится чуточку сталкером. И с этой дороги тебе уже не сбиться. Спасибо за науку, Агата!

 

Юрий Татаренко, член Союза писателей России


comments powered by HyperComments


Оставьте комментарий: