Александр Марчук: мы хотим превратить лидерство в развитие


23 – 24 апреля в Академпарке в седьмой раз пройдет форум «Индустрия информационных систем» (СИИС). В этом году он посвящен 90-летию академика Гурия Марчука, выдающегося ученого в области вычислительной и прикладной математики.

Пресс-служба Академпарка подготовила интервью с сыном Гурия Ивановича – известным ученым, директором Института систем информатики Александром Марчуком о преемственности в науке и тенденциях, грядущем форуме СИИС и воспитании кадров.

– Можем ли мы считать основными трендами в развитии современной науки, в частности ИТ, решение жизненных вопросов, связанных со здоровьем нации и экологии, как говорил об этом Гурий Иванович?

– Забота о людях – это общая мировая тенденция. Но жизненный путь Гурия Ивановича нельзя трактовать прямолинейно. Он своевременно решал большие и сложные задачи. После аспирантуры его вовлекли в работу с атомными подводными лодками, нужно было производить математические расчеты. Это была актуальная задача. Не реши ее, неизвестно понадобилась ли забота о здоровье. Но также очевидно, что научная мысль Гурия Ивановича эволюционировала, и его внимание все больше сосредотачивалось на вопросах медицины и экологии. Он опирался на свои знания в разных вопросах, использовал математическое моделирование. Входил в международную экспертную группу Global Changes, которая изучала вопросы глобальной экологии климатических изменений. К сожалению, этот вопрос еще недостаточно изучен. Ученые не могут однозначно оценить влияние деятельности человека на глобальные климатические процессы. Трубы дымят, но и вулканы также дымят, выбрасывая гораздо больше углекислого газа. Да, деятельность человека влияет на экологию, но надо понимать, в какой степени. Гурий Иванович также участвовал в оценке проекта переброски рек. Было непонятно, какие будут последствия. Реки пересохнут, климат изменится и будет совсем плохо? Мнения были разные. Все происходило на эмоциональном уровне, не хватало доказательной базы. Большинство ученых, в том числе и Гурий Иванович, заняло консервативную позицию – не стоит этого делать. Сегодня политики нашли для себя нишу – рассуждать о глобальном потеплении климата, но опираются они зачастую на очень примитивные заключения. А поскольку они изрядно влияют на финансирование ученых, то ученые часто воздерживаются от противодействия этим заявлениям. Политики собираются на большие важные встречи на международном уровне, вещают о том, что надо сделать в борьбе с глобальным изменением климата. Ну, скажите, какая у них компетентность? Они говорят о том, что надо строить больше ветряных и гидроэлектростанций и т.д. Тут я бы озвучил другую проблематику, которая очень связана с вашим вопросом.

– Какую?

Это проблема слабого взаимодействия ученых и тех, кто управляет страной и принимает решение – политиков, экономистов и финансистов. Потенциал ученых не используется в должной мере для оценки и планирования будущего страны, как это было, скажем, при существовании государственного комитета  по науке и технике. В него входили крупные ученые, в 1980 году его возглавил Гурий Иванович. Это было супер-министерство, которое планировало прогресс и отвечало за то, что мы будем производить завтра и с помощью каких средств. Сейчас в правительстве тоже есть представитель от Академии наук, который участвует в заседаниях. Но ситуация намного хуже, чем хотелось бы. Долгие годы члены правительства даже не заглядывали в ежегодный отчет Академии наук о состоянии дел в стране, который касался всех сфер – от сельского хозяйства и медицины до экологии. Отношение к Академии наук стало странным, а реформа, проведенная государством, вообще нанесла сокрушительный удар по ученым. Это больная тема. Гурий Иванович очень сильно бы переживал, если бы дожил до этого.

 – Расскажите немного о преемственности. Какие идеи и теории, начатые Гурием Ивановичем, развиваются сегодня? Что особенно важно?

– Я скорее сын, но в чем-то и последователь. Вопрос достаточно сложный, в двух словах не ответишь. В годы удушения фундаментальной науки, в 1990-е и 2000-е, многие ученые уехали из страны, кто-то ушел из науки. Но тем не менее остался немалый потенциал. Это те ученые, которые имеют патриотические убеждения, что они нужны своей стране, несмотря на ничтожную зарплату. Академия наук до сих пор работает на очень высоком уровне, но хотелось бы, чтобы уровень был еще выше.

 – Чего не хватает, чтобы усилия ученых все же были заметны?

– Не хватает как раз такого ГКНТ – госкомитета по науке и технике, как некой системы, устанавливающей связь между фундаментальными исследованиями и большими народно-хозяйственными задачами. Не надо тратить силы на мелкие проблемки, надо решать крупные задачи – такие как улучшение здоровья нации, например. Это не только задача ученых, однако решения должны быть построены на их данных, прогнозах и рекомендациях. Надо планировать прорывные проекты. Вы не задумывались, почему ряд городов стагнирует? Рубцовск – тому яркий пример. Когда-то в нем успешно работали четыре завода, в том числе по производству тракторов. Сейчас непонятно чем они занимаются. У производственников нет понимания, какие детали надо делать и кем это будет востребовано. В науке то же самое. В Академгородке мы могли бы развернуть масштабное наукоемкое производство. Идей у нас немало. Но проблема в том, что нет опорной системы планирования. Когда нет плана, приходиться заниматься всякой мелочевкой на подхвате.

– Может ли, на ваш взгляд, помочь идея импортозамещения?

– Вы думаете, это оригинальная идея? Безусловно, нужно производить что-то свое, а не сидеть на нефтяной игле. Особенно в ключевых отраслях, таких как машиностроение. В мире эта позиция легко показывает нашу уязвимость. И если прокормить себя мы можем, то заменить современные машины, станки, оборудование и технологические процессы гораздо сложнее. Но тут возникает проблема входа на рынок. В автоматизации систем управления технологическим процессом (АСУ ТП) могло бы произойти реальное импортозамещение. Это очень немаленькая ниша по стране. И предприятия нашего Академгородка лидируют в этом направлении. Но вклиниться в этот рынок трудно. Как мы видим, у газовиков и нефтяников доминируют известные производители оборудования. Они подкармливают чиновников, и решения принимаются в их пользу. В условиях рыночного капитализма работают взятки.

– Может быть, тут срабатывает момент недоверия нашему производителю?
– Это тоже. Откуда возьмется доверие? Куда вообще делось наше машиностроение? Оно осталось фрагментарно – в ракетном, космическом и атомном секторе, а большая часть машиностроения была подвергнута ущерблению. Мы многое потеряли и во многом отстали. В этом плане желательно перестраиваться и развивать кооперационные связи, какие-то компоненты делать самим, а другие перенимать у зарубежных коллег. Тогда это будет эффективно. Неэффективно противостояние.

– На вопрос о том, кем Гурий Иванович больше является – математиком или биологом, он любил говорить «гибрид». Сегодня мы наблюдаем, как множество наук начинают работать на одно большое дело и участвуют в решении проблем человечества. Как происходит диалог наук? Какие новые технологии рождаются на стыке дисциплин?

– Да, для качественных результатов, надо строить междисциплинарный диалог. Но пока в этом направлении дела обстоят не очень хорошо. Проблема упирается в базовую скудность финансирования. Бюджетных средств едва хватает на зарплаты сотрудников, для реализации проектов нужно привлекать деньги через гранты. Но и это не позволяет вовлечь в решение общей задачи несколько институтов, максимум – отдельных людей. А что такое институт? Это научная мощь, ученый совет, ответственность и совсем другая степень кооперации. Некоторое время назад выделялись небольшие бюджеты под интеграцию институтов. Например, привлекались математики, занимающиеся родственной задачей в разных институтах, либо это был сборный коллектив. Но к сожалению, сейчас мы вернулись к разбитому корыту в связи с реформой Академии наук. И будем выстраивать процесс, когда появится стройматериал, а сейчас пока занимаемся наукой в камерных условиях.

– Форум СИИС в этом году проходит в год 90-летия Гурия Марчука. Он поднимает много важных тем – информационной безопасности, робототехники, интернета вещей, наукоемкого программирования и трендов в сфере высоких технологий. И мы позиционируем форум не только для узких специалистов, а для многих людей самых разных профессий. Какие открытия и идеи форума будут интересны для широкой аудитории?

– Все тематики очень достойные.  Меня заинтересовала секция «Живая Разумная Сибирь». Такой Сибирь и должна быть. Подробности не скажу, приходите и узнаете. Также по автоматизации в промышленности представлены хорошие и сильные проекты. Компания «Модульные системы Торнадо» заявила о своем намерении охватить рынок АСУ ТП, это серьезная заявка. Интересна секция «Наукоемкое программирование и программная инженерия». Мы выступаем ее кураторами. Приглашаю всех к нам на Форум.

Марчук

– Какие результаты вы ожидаете от СИИС?

– СИИС – это индустрия информационных систем. Форум проводится уже много лет. Мы хотим выстроить эффективный диалог между производителями и реальными потребителями программных продуктов. Но нам не хватает поддержки со стороны органов власти, как это происходит, например, на Красноярском экономическом форуме. Там достаточно объявить, что будет президент и сразу начинается мощное движение. К сожалению, даже региональные чиновники не знают, что в Новосибирске одна из профилирующих областей – это информационные технологии. По числу работающих в сфере ИТ мы занимаем третье место в стране после Москвы и Санкт-Петербурга с огромным отрывом от других регионов. И мы хотим превратить это лидерство в развитие. Давайте будем работать над этим вместе.

 – Вопросы сохранения кадрового потенциала в сфере ИТ сегодня звучат очень остро. Как вы думаете, что необходимо для предотвращения утечки мозгов?

– Сейчас угроза кадровому потенциалу возникла немножко с другой стороны. Из-за деградации пополнения. Система воспитания кадров, созданная в Академгородке, в последние годы дала сбой. Во многом это связано с реформацией образования, но тут есть и наша вина. На зарплату профессора в 20 тысяч рублей тянуть эту лямку десятилетиями тяжело. Старшее поколение подустало, кто-то умер, у кого-то уже здоровье не то. Произойдет ли замещение старшего поколения более молодым, это вопрос. НГУ сейчас борется за вхождение в международные рейтинги. От этого зависит его финансирование. Если не будет денег, трудно будет привлекать к преподаванию талантливую молодежь.

– В Новосибирске создан ИТ-кластер, формируется среда для развития новых проектов в сфере ИТ. Какие результаты кластера вы могли бы обозначить в работе ИТ-компаний с органами власти, исследовательскими институтами, учебными заведениями?

– Идея создания кластера очень хорошая, это – что-то вроде госкомитета по науке и технике, о котором я говорил, только в миниатюре. Власть осознала, что интеграция в кластер позволит компаниям, институтам и госструктурам приумножить усилия. Нам стоило больших трудов отстоять эту инициативу. Один из результатов  кластера – это то, что мы нашли финансирование на проведение СИИС. Раньше он делался вскладчину и вообще был затратным для участников. Другой результат – приобретение оборудования для инжинирингового центра в Академпарке. Но остается очень много нерешенных задач. Это, прежде всего, социальные вопросы. Специалистам надо где-то жить. Все очень непонятно со строительством ИТ-городка.

Другой ключевой для нас проект – это создание элитной магистратуры в области ИТ. Я говорил уже о некой деградации в области образования. Раньше студенты не имели собственных домашних компьютеров и при этом программировали лучше, чем современная молодежь. Причина – в отсутствии желания и знаний. Исключений из этого правила очень мало и, к сожалению, их становится все меньше. И эти талантливые ребята даже в нашем Академгородке выглядят белыми воронами. Все идут пить пиво, а он, понимаете ли, идет в библиотеку. Это ощущения со стороны психологии ученика. С другой стороны, мне как преподавателю непонятно, на какой уровень ориентироваться. На 80 процентов тех, кто «лыка не вяжет» или на 20 процентов тех, кто разбирается? В итоге не получается эффективность. И у нас возникла идея элитного образования в рамках магистратуры. Ее потенциальные участники – это мотивированные ребята, в основном, из небогатых семей. Для них надо организовать профессиональную ориентацию, включать их в большие амбициозные проекты, дать возможность выезжать на конференции. Это затратное дело, но оно того стоит. Надо платить достойную стипендию ребятам, чтобы у них не было необходимости где-то подрабатывать. И надо оплачивать работу преподавателей. Пока этот проект движется медленно.

– Ученые всегда идут впереди, в этом – смысл науки. Вы немного раньше узнаете будущее, чем все остальные. Скажите, над какими проблемами предстоит еще задуматься, и какую завесу в будущее информационных технологий вы могли бы приоткрыть?

– Это нетривиальный вопрос, он связан с научным поиском. От одной идеи ожидаешь большого эффекта, но этого не происходит. А бывает совсем наоборот. Прогнозы в фундаментальной науке делать проблематично. Есть достаточно надежный прогноз о том, что будет формироваться единое согласованное информационное поле. Данные о мире будут постепенно упорядочиваться, и это позволит решать много задач. Информация будет более формализована, и ее сможет использовать не только человек, но и робот. Это сулит колоссальные изменения. Соответственно, предполагается очередной взлет систем искусственного интеллекта, который надо рассматривать не как замену естественного. Он создаст дополнительные возможности для человека, упростит ему жизнь и добавит комфорта. От новой идеи до ее реализации время будет стремительно сокращаться. Оперативно будут решаться вопросы автоматизации производства. Программисты ночью «покудесничали», а на утро включили проект в производственную линию. Тут большое значение имеет развитие 3D принтеров. Также получат развитие системы поддержки человеческой жизни. Как видите, перспектив много.

Справка

Марчук Гурий

Гурий Иванович Марчук развивал свои теории на стыке разных наук – от физики атмосферы и геофизики до иммунологии. Он разрабатывал атомную бомбу и ядерные реакторы для подводных лодок, изучал проблему устойчивости климата и организовывал оценку проекта переброски рек. В течение пяти лет Гурий Марчук возглавлял Сибирское отделение Академии наук (1975 – 1980), затем был руководителем Государственного комитета по науке и технике, так называемого супер министерства, которое занималось прогнозом будущего страны. Пять лет Гурий Иванович был президентом Академии наук Советского Союза.

Фото пресс-службы Академпарка и из открытых источников


comments powered by HyperComments


Оставьте комментарий: